Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

Фестивальная колонка >>

Скоро-скоро, прямо вот-вот со сцены Grand Teatre de Lumiers прозвучит имя счастливого победителя 70-го Каннского фестиваля. Почему-то кажется, что все знают это имя, но все-таки подождем конца дня. Тем более что и результаты могут быть непредсказуемыми – душа президента жюри настоящие потемки. В этом мы имели счастье убедиться в прошлом году, когда Джордж Миллер роздал призы так, будто на Каннском фестивале смотрел кино впервые в жизни.

Каннский кинофестиваль-2017: В ожидании наград

Когда в апреле объявляли Каннскую программу, казалось, что конкурс будет едва ли не самый сильный за последние много лет. Имена заранее складывались в голове в небольшую энциклопедию современного кинематографа, а присутствие в официальной программе аж трех российских фильмов (впрочем, «Кроткая» Сергея Лозницы автором не позиционируется как российский фильм, но ведь от финансового участия России, от русского языка, на котором снят фильм, от места действия все равно никуда не денешься).

Удивительно, что с реальностью оказалась связана вторая часть надежд – российское кино в этом году прозвучало на Лазурном берегу как никогда громко. «Нелюбовь» Андрея Звягинцева как заняла первую строчку рейтинга критиков, так и оставалась там до конца. «Кроткая» вызвала множество нареканий, в первую очередь – по части исключительно художественной, сильно пострадавшей от нагрянувшей в картину громадной безвкусной сцены сна главной героини. Но в целом мнения относительно фильма Лозницы радикально разбежались – от полного неприятия до восторгов. Что само по себе уже интересно.

Даже страшно представить себе, сколько обвинений в очернении России и населяющего ее народа появится на просторах интернета, как только фильм доберется до публики. То, что он выйдет в российский прокат, - скорее всего, факт. Но когда у нас питались исключительно прокатом?

Каннский кинофестиваль-2017: В ожидании наград

История, рассказанная в «Кроткой» (не имеющей, кстати, отношения к Достоевскому), - это путешествие главной героини, безымянной провинциальной женщины под сорок, по отечественным кругам ада. Эти круги ада населены бесами всех мастей, и фильм, как предполагается, должен стать одним из осиновых колов – единственным орудием, которым можно бороться с персонажами фильма. Россия у Лозницы абсурдна, агрессивна, пугающе некрасива без малейшей надежды на исправление. Тем же, кто непременно хочет обидеться за родину, можно только напомнить, что зло не имеет национальности. Сам Лозница, как и многие почитатели этого фильма, настаивают на универсальности рассказанной истории. Думается все же, что изрядное лукавство в этом утверждении есть, но гиперболу как художественный метод никто, конечно, не отменял.

Некоторые государственные СМИ очень изящно успели пнуть Лозницу буквально через пять минут после первого показа, написав, что пресса освистала фильм. После этого новость пошла гулять по интернету, по пути приобретая черты скандала и оттенок недовольства русофобией Лозницы, и вот уже интересующиеся Каннским фестивалем наши соотечественники уверены, что Лозницу и правда освистали и скорее всего – за русофобию. Между тем это фатальная неправда. Во-первых, никто его не освистал, а лишь раздались отдельные недовольные «бу-у-у», что бывает на пресс-показах очень часто. Пресс-показ – это вам не премьера, на которой любому, даже самому скромному по всем критериям фильму будут аплодировать долго и восторженно. Во-вторых, как уже было сказано, недовольство критиков и журналистов вызвала неуместная сцена, испортившая весь фильм. Это, собственно, о том, как куется общественное мнение подручными способами.

Истинным открытием стал фильм 25-летнего Кантемира Балагова, ученика Александра Сокурова из Нальчика, «Теснота». Место – Нальчик. Еврейская община, известная на всем Кавказе под названием «Еврейская колонка». В городе ее называют просто «Колонка», и всем ясно, о чем и речь. Время действия – 1998 год. Герои фильм – члены еврейской общины, которая из последних сил пытается сохранить традиции. А тут дочь главы одного из семейств Илана (Дарья Жовнер) заводит роман с кабардинцем, что по законам общины невозможно.

Каннский кинофестиваль-2017: В ожидании наград

Самое удивительное – это как удалось совсем молодому режиссеру, дебютанту, передать ощущение, вынесенное в название фильма. Тесноту ощущаешь буквально физически – здесь даже взгляду тесно и темно, здесь низкие потолки и маленькие комнаты, а персонажи все время словно прижимаются друг к другу, теснятся в этом небольшом пространстве, бьются, как птицы в маленькой клетке. Сюжет закручивается вокруг похищения брата героини – похитители требуют большой выкуп, а денег у небогатого семейства нет. Именно в этот момент разлад в семье и в общине достигает кульминации. У героини большие выразительные глаза, и кажется, будто они машинально выискивают в этой тесноте выход, шарят по пространству в надежде увидеть хоть маленький ручеек свободы. А если его нет – то раскопать самой.

Про «Нелюбовь» Андрея Звягинцева мы уже писали. Как бы ни распределились призы, для тех, кто еще питает робкие надежды на пробуждение российского кино от летаргии, самым оптимистичным знаком должен стать фильм Балагова. Кстати, и он, и остальные два фильма сняты без копейки государственных денег, что не только заставляет злорадствовать в адрес Минкульта, поддерживающего никому не нужное патриотическое кино, но и в очередной раз задуматься о назревающей необходимости отказываться от господдержки. Как становится все более и более очевидно, с ней-то как раз хорошего кино и не снимешь. Но это отдельный разговор.

Разумеется, не Россией единой жив Каннской фестиваль. Хотя восторги по поводу уникальной конкурсной программы оказались преждевременными – даже классики на сей раз не только не прыгнули выше собственных предыдущих достижений, но и показали общую усталость. Фирменный умный сарказм Михаэля Ханеке обернулся в его фильме «Хэппи-энд» горькой, но не слишком внятной иронией в адрес современной буржуазной Европы, переживающей свой давно обещанный Шпенглером закат. Правда, пока жив Жан-Луи Трентиньян, сыгравший в фильме главную роль, - фиг им, а не закат.

Каннский кинофестиваль-2017: В ожидании наград

Сильно замахнулся, но слегка промазал Фатих Акин – его новый фильм «Из ниоткуда» мог бы получиться эпичной драмой о новых проблемах все той же Европы, связанных и с наплывом мигрантов, и с возрождением тут и там нацистской идеологии, и с резким изменением сознания европейского общества. Однако вышла лишь частная, не слишком захватывающая история мести за гибель близких людей. Месть осуществляет героиня Дайаны Крюгер, роль которой стала одной из лучших женских ролей нынешних Канн. Остроумно, но не без лоска сделан «Молодой Годар» Мишеля Хазанавичюса. Трогательной, но необязательной виньеткой смотрится в конкурсе «Мир, полный чудес» Тодда Хейнса. Так и не набрали необходимой мускулатуры, чтобы наконец стать тяжеловесами, венгр Корнел Мундруцо и грек Йоргос Лантимос, хотя у каждого из перечисленных режиссеров в их конкурсных картинах легко можно найти признаки большого кино.

Каннский фестиваль вышел на восьмой десяток. Он бодр и только набирается сил, в отличие, кажется, от своего протеже – мирового кино.

Подписаться на рассылку новостей

обсуждение >>

№ 1
Юлия31 (Луганск)   29.05.2017 - 07:17
значицца, подводим итог: творцам, талантливо критикующим российскую действительность -- подержку Минкульта, а чуть менее талантливо критикующим "закатную европейскую буржуазию" -- фигу без масла.... читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

драма, мистика, экранизация
США, 2017
биография, музыкальный фильм
США, 2017
триллер, шпионский фильм
США, 2017
мистика, фильм ужасов
Канада, США, 2017
мелодрама
Бельгия, 2016
вестерн, драма, экранизация
США, 2017
детский фильм, приключения, фэнтези
Бельгия, Франция, 2017
боевик, военный фильм, драма, триллер
Великобритания, Нидерланды, США, Франция, 2017
комедия
Италия, 2014
триллер, фильм ужасов
США, 2016
комедия
Бельгия, Франция, Швейцария, 2017
детский фильм, приключения, семейное кино, сказка
Германия, 2017
все фильмы в прокате >>