Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

Рина Феликс >>

Сиреневые сумерки московские...
И лето... фиолетовое лето...
И папа... в кепи... свитере неброском...
Спешит домой с развесистым букетом...

Букет сирени... как лохматый пудель...
Пушист...
Готовит мама чай и ставит штрудель...
На чистый лист стихи ложатся эти:
О папе... маме... и... сиреневом букете... *

Эти строки написала я когда-то... давным-давно...
Что подвигло?
Полотно в Третьяковской галерее...
Сирень...
Фамилия художника запомнилась сразу. Возможно из-
за рассказа папы о цветах живых, кои не отличались от
написанных ни на йоту. Приложенные к картине...
живые цветы не были замечены приглашенными к
художнику гостями...
А позже... позже...
Мама подарила книгу...
Красивую... белую... тисненую...
И фамилия автора сразу... сразу же ворвалась в сознание - помню... знаю...
Разумеется, пока не перевернули последней
страницы... не угомонилась - так понравилось то, что
таилось в книге этой...
О Древней Нашей Столице...
А далее... первая влюбленность...
В веселого... красивого юношу...
Юноша... шагающий по Москве...
По моей Москве...
Мозаика складывалась.
И грандиозный успех "Своего среди чужих..."
обрадовал чрезвычайно, но... не удивил...
Порода!
Кровь...
А время "сжатое в кулак" летело куда-то...
И мама с папой были рядом...
Такие красивые... добрые...
Мы с мамой устраиваемся у ТВ - телевизионный фильм о Купце Калашникове...
Кажется был он двухсерийным и я с нетерпением ждала завершения...
Лучше бы не ждала...
В центральной сцене...
Герой... протянув руки... поднимает простоволосую
героиню и...
Из-под рукава старинного кафтана... выглядывают...
вполне современные часы...
Естественно, фильм сняли с просмотра...
Помню, как ахнула мама.
А я... совсем недавно... рассматривая фотографии берберов... очаровалась невероятно красивым человеком в национальной одежде...
Сразу повеяло Магрибом... сказками...
Но...
Приглядевшись внимательно, отринув розовые очки... узрела нечто несочетающееся с образом... в ТАКОМ одеянии.
На левом запястье мужчины поблескивали... часы...
Если бы браслет... Тяжелый... серебряный... какие изготавливают в краях этих... женщины-ювелиры...
Маленький экскурс - "В дополнении к костюму идут великолепно исполненные традиционные украшения.
Красивые, тяжелые, ручной работы, выполненные только из серебра или сплавов на его основе.
Берберы не жалуют золото из суеверий - считают, что оно является металлом дьявола и приносит несчастье.
Причем украшения изготавливают женщины, впрочем, как и владеют древней письменностью - тифинаг.
В украшениях они используют традиционные берберские символы - вселенная в виде спирали, как символ бесконечности, берберский крест teneghelt, он же южный крест у европейцев для защиты от "дурного глаза", буква берберского алфавита "Yaz" - символ единства всех народов"...
Почему я пишу об этом?
Да потому, что в статье о берберах глаз выхватил нечто - "Берберы - самый загадочный и древний народ из всех живущих на Земле.
Именно берберы создали в Северной Африке цивилизацию, наследниками которой стали древние египтяне, и культура берберов стала родоначальницей культуры стран Магриба.
Белые люди стран Магриба.
Эль-Ма гриб - "там, где закат", так называли страны Африки к западу от Египта..."
Дальше... дальше...
"Многие известные и прославленные люди из разных эпох являются выходцами из берберов, например, христианский богослов Святой Аврелий Августин, известный полководец Ганнибал.
Значительная диаспора берберов проживает во Франции, из нее происходит ряд известных личностей, например, французская певица Эдит Пиаф..."
Ну вот...
Как люблю я когда соединяется нечто... кажется... несоединимое...
Сирень гениального художника... фильмы гениального режиссера и... книги гениальной писательницы...
Она пишет об Эдит... невероятной...
Эдит... берберы... Магриб... волшебство...
Вот... вот же...
Соединяется нечто, на первый взгляд, не имеющее никакого отношения друг к другу...
Книга о Пиаф, коей обладала я... была скромной...
В тонкой серой обложке, украшением которой служили - фамилия автора и фото певицы...
И называлась она "Песня, сжатая в кулак"...
Сейчас название видоизменилось, но разве это меняет суть?
Нет! То есть - абсолютно...
Читалась книга в те годы, когда свободная поездка в Париж казалась... казалась...
Собственно, о подобном человек со здоровой головой даже не задумывался, как нормальная женщина не стала бы мечтать о норковом манто.
Вот тоже - словосочетание, встречающееся лишь в "заграничных" романах...
В те годы женщины позволяли себе украшать лишь воротники пальто шкурками ценного зверька...
Тонкости - дабы мех носился дольше, не вытирался... им украшали лишь край воротника, не прилегающий к шее...
Наивысшей роскошью были норковые шапочки...
Дааа... было... И это было...
А сейчас...
Реклама за рекламой: рассрочка... на два года...
Свобода... Равенство... Братство...
Норка - для ВСЕХ!
А время катит и катит волны свои...
И Париж освоен... и прочее...
С чашкой утреннего кофе подхожу к волшебному "ящику"... жму кнопку...
Как люблю я этот фильм... созданный Мастером...
Человеком, шагающим по Москве...
И как обожаю ЭТОТ эпизод - раннее-раннее утро... стадион чуть освещенный рассветом и... на гаревой дорожке... бегун...
Музыка тревожная...
И воспоминания об эпизоде ином, но так похожем - "Озеро в Булонском лесу лежало перед ними в хмуром солнечном свете, льдисто холодное; какой-то гребец, представитель той странной породы людей, которые тренируются каждый божий день, надеясь сохранить свою спортивную форму, хотя вряд ли кто-нибудь может ее оценить - настолько безлика их внешность, - так или иначе, гребец огромными усилиями старался воскресить ушедшее лето; его весло вздымало сноп воды, сверкающий, серебристый, почти неуместный сейчас, когда из-за скованных холодом деревьев уже проглядывала зимняя печаль. Поль смотрела, как он, наморщив лоб, орудует веслом в своей байдарке. Он пройдет вокруг острова, вернется усталый, довольный собою; и в этом упорном каждодневном кружении ей открывалось нечто символическое". **
Почему это... почему именно это?
За окном... на детской площадке тоже... каждое утро... в любой сезон... тренирует костистое... крепкое тело мужчина средних лет...
Для кого?
Для себя! Возможно, не только...
Достойное восхищения постоянство!
Но я устремляюсь мыслями туда... к Саган... к Парижу...
Вот ключевое слово, так как именно там писалась книга об Эдит...
Я зачитывалась... Важно было знать не только о певице, но и о писательнице...
Представлять окружение ее... "слышать" диалоги...
Прикидывать на себя... норковую шубку... недоступную, как Париж...
И стараться не завидoвать даже пресловутой "белой" завистью...
Белой зависти не бывает... как и... белой крови...
Белая гвардия... красная армия...
А кровь у всех одинаковая - алая...
У людей и коней...

Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня.
Я с кормы все время мимо
В своего стрелял коня.
А он плыл, изнемогая,
За высокою кормой,
Все не веря, все не зная,
Что прощается со мной.
Сколько раз одной могилы
Ожидали мы в бою.
Конь все плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою.
Мой денщик стрелял не мимо -
Покраснела чуть вода...
Уходящий берег Крыма
Я запомнил навсегда.

Так звучали стихи забытого поэта... казака... Николая Туроверова...
И читал их со сцены... тот самый юноша, шагающий по Москве... ставший Мастером...
Голова его поседела, но был он все так же статен и красив...
Сын той самой женщины, написавшей о столице нашей...
Вот и сошлось все...
Книга о древней Москве... книга о великолепном Париже...
И сирень цветет в обeих столицах почти одновременно...
Сирень... так изумительно выписанная отцом писательницы...

Фиолетовой, белой, лиловой,
Ледяной, голубой, бестолковой
Перед взором предстанет сирень.
Летний полдень разбит на осколки,
Острых листьев блестят треуголки,
И, как облако, стелется тень.

Сколько свежести в ветви тяжелой,
Как стараются важные пчелы,
Допотопная блещет краса!
Но вглядись в эти вспышки и блестки
Здесь уже побывал Кончаловский,
Трогал кисти и щурил глаза.

Тем сильней у забора с канавкой
Восхищение наше, с поправкой
На тяжелый музейный букет,
Нависающий в желтой плетенке
Над столом, и две грозди в сторонке,
И от локтя на скатерти след. ***

Династия... Фамилия... Люди... Память...
Я не смогла сдержать слез... когда он... Мастер... запел с хором казачьим - "Не для меня"... ****
И это тоже... на стихи Туроверова...
Наша память... наше прошлое и... будущее...
"Вселенная в виде спирали, как символ бесконечности, берберский крест teneghelt, он же южный крест у европейцев для защиты от "дурного глаза", буква берберского алфавита "Yaz" - символ единства всех народов"...
И пусть придет весна... Пасха... и... зацветет сирень...

Рина Феликс (номинант литературных премий "Наследие"-2016 и "Поэт года"-2017)

* Рина Феликс
** Ф. Саган "Любите ли вы Брамса"
*** Александр Кушнер
****Не для меня придёт весна,
Не для меня Дон разольётся,
И сердце девичье забьётся
С восторгом чувств - не для меня.

Не для меня цветут сады,
В долине роща зацветает,
Там соловей весну встречает,
Он будет петь не для меня.

Не для меня текут ручьи,
Текут алмазными струями,
Там дева с чёрными бровями,
Она растёт не для меня.

Не для меня придёт Пасха,
За стол родня вся соберётся,
"Христос воскрес!" - из уст польётся,
Такая жизнь не для меня.
Вино по рюмочкам польется
Такая жизнь не для меня

Не для меня цветут цветы
Распустит роза цвет душистый
Сорвешь цветок а он завянет
Такая жизнь не для меня

А для меня кусок свинца -
Он в тело белое вопьётся,
И слезы горькие польются.
Такая жизнь, брат, ждёт меня.
(Н. Туроверов)
Подписаться на рассылку новостей
Между Зескнели и Скнели...

Между Зескнели и Скнели...

В "Верхний мир" - Зескнели... можно попасть очень легко: стоит лишь найти оленя, рога коего смогли бы вознести вас туда... из мира "Земного" - Скнели...
Так просто...
"Greensleeves" - "Зеленые рукава"...

"Greensleeves" - "Зеленые рукава"...

"Куда бы нас не бросила судьбина, и счастие куда б ни повело"...
К извечному... пушкинскому... хочется присовокупить свое... заканчивающееся словами - "я речь сведу к театру и кино"...
2 комментария
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
20 января
Россия 1
22 января
Первый канал
22 января
Россия 1